Павел Засухин. КАК ПЛАЧУТ ЛИСТВЕННИЦЫ?

(Опубликовано в № 5 газеты «Заря Севера» за 2015 год).

С Эдуардом Савельевичем Бочкиным я был знаком заочно с младых ногтей – отец мой любит охоту, и тайга однажды свела его с этим человеком.

А личное наше знакомство началось с того, что Эдуард Бочкин меня нарисовал. Принес он в редакцию свой очередной рассказ, да заглянул в самый большой из кабинетов, что был тогда на втором этаже дома по улице Школьной,5. На дворе стоял 1992 год, и огромный кабинет занимал почему-то единолично я – только что принятый на работу корреспондент.

Эдик показал мне иллюстрацию, которую собственноручно выполнил к рассказу, принятому к публикации тогдашним главным редактором Зоей Янковской. В штриховом рисунке были изображены азиатские символы: кречет, сабля, стрелы и гуннский композитный лук.

— Ну как, хорошо получилось? – спросил Эдик.

Надо сказать, что внешность у Эдуарда Савельевича… внушительная (простите за каламбур). Он такой сибирский Рэмбо, телосложением более всего напоминающий медведя (даром, что всю жизнь на них охотится!). И лицо у него – не самое простое, не поймешь, то ли сердится, то ли просто задумался.

Это позже я узнал, что Эдуард – человек очень добрый, не обижающийся ни на критику, ни на сказанное ему в сердцах слово. А тогда я на всякий случай пожал плечами.

— Вижу, не нравится. А давай я тебя нарисую?

И сел в кресло, и нарисовал. Талантливый человек – он во всем талантлив.

(Профессиональный художник, которому я много позже показал карандашный шарж, недовольно сказал что-то об искажении пропорций, но, в целом, одобрил).

Большая часть жизни Эдуарда Бочкина так или иначе связана с природой, с тайгой и тундрой.

Он окончил училище в поселке Черский по специальности «охотник-вездеходчик-радист», а потом Иркутский сельскохозяйственный институт (факультет охотоведения). С 1980 года работал в Якутии, за Полярным кругом. В 1987 году приехал в наш район, где около десятка лет трудился в должности охотоведа. Потом ему придется поменять много официальных рабочих мест, но все они будут крепко связаны с природой Северного края.

Именно в Хасынском районе Эдуард Бочкин начал заниматься писательским трудом. «Путевку» в творчество – пока только на страницах районной газеты – дал ему наш знаменитый редактор Юрий Шалимов-старший. И, видимо, молодой автор был достаточно высоко оценен, так как его рассказы потом без проблем принимали и Зоя Янковская, и Людмила Одынец.

В 1999 году рассказы Э. Бочкина, ранее опубликованные в «ЗС», принял к печати литературный альманах «Сибирь». Для справки скажу, что «Сибирь» — художественное издание читинской и иркутской писательских организаций, где редколлегия состоит из профессиональных литераторов.

А дальше – покатило.

На сегодня художественные рассказы нашего земляка неоднократно опубликованы в таких известных журналах, как «Байкал» (Улан-Удэ), «Охота и охотничье хозяйство», «Охота и рыбалка» (Москва), «Байанай» (Якутск). В Якутске вышел отдельной книжкой и авторский сборник произведений Бочкина под названием «Попутный промысел». Первая и пока единственная книга нашего земляка издана в 2010 году, она состоит из восьми рассказов. (Мне больше всего понравился рассказ «Горы не прощают». «К горам надо подходить с благоговением», — говорит автор, и я полностью разделяю с ним это мнение, как в прошлом альпинист-любитель).

В произведениях Бочкина главная тема – взаимоотношения человека и северной природы. Нередко повествование ведется от первого лица, и читатель невольно отождествляет лирического героя с автором. Это законный прием: ведь Эдуард, как всякий писатель-реалист, рассказывает людям лишь о том, что хорошо знает сам, и что составляет его личный опыт.

Из персонажей рассказов Бочкина можно составить энциклопедию местной таежной жизни. Здесь и лесорубы, и браконьеры, и рыбинспекторы, и геологи, и старатели, и туристы-экстремалы. Люди этих занятий довольно брутальны, и автор зачастую описывает их простым суровым слогом.

Гораздо больше лирики появляется, когда писатель одушевляет и даже наделяет частичкой разума животных. В повести «По следу пещерного медведя» Бочкин создал совершенно чудный образ оголодавшего … горностая. (Отрывок под названием «Квартирант» опубликован в совсем свежем №1 от 2015 года журнала «Охота и рыбалка»). А в повести «На плато орлов и соколов» есть момент, когда начинаешь, благодаря стараниям автора, переживать перипетии семейной жизни… куропаток!

Но самым главным, абсолютным героем всех произведений Бочкина является сама Природа. Автор видит ее в разных ипостасях – как Тайгу и Тундру, как Горы и Море, как верного Друга, так и суровую, но мудрую Хозяйку.

Кстати, местная критика иногда ставит ему «на вид» за длинные описания пейзажей в ущерб действию. У меня в памяти остался отзыв одного коллеги на одну из самых эпических вещей Бочкина – повесть «Не плачьте, лиственницы!». Коллега, добравшись до третьей части, в сердцах сказал: «Вот идет главный герой по тайге, и все ждет, когда на него нападут. А – никто не нападает!».

Тут вот что можно сказать: автор сознательно выдвигает описание тайги на передний план. На фоне этого все человеческие страсти становятся мелкими и … не нужными. Гораздо важнее донести до читателя не то, как происходит драка с браконьерами, а то, как плачут лиственницы. И можно ли заставить их перестать плакать?..

Но это все – чистая литература. А ведь Бочкин имеет еще ряд научно-популярных и научных публикаций по зоологии. Первой научной работой он отметился еще в 1993 году, в коллективном сборнике трудов.

Предмет его научного интереса, главным образом, составляют медведи. Он давно и упорно ищет генетическую линию доисторических пещерных медведей в ныне существующих особях этого животного. Вернул в оборот некоторые научные принципы – особенно такой, как принцип «детерминации». Предмет этот довольно сложный, в двух словах о нем не расскажешь, но, кажется, в последние годы у Эдуарда Савельевича появились хорошие наработки по теме…

Однако не надо представлять Эдуарда, как лесного отшельника. (Такое мнение о нем я неоднократно слышал). Бочкин обладает весьма широким кругозором, интересуется историей, в особенности – «кочевыми империями» Азиатского континента, не против порассуждать о теориях Гумилева, о происхождении народов и цикличности исторических процессов. Но пишет он, повторюсь, только о том, что знает очень хорошо…

RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...