Павел Засухин. ПЕРВАЯ ЛОПАТА НА ПАЛАТКЕ

(Глава из книги «Хасынский меридиан», изданной редакцией газеты «Заря Севера» в 2018 году).

Для начала позволю себе пересказать небольшую информацию, которую я сообщал в книге «Мост между временами», когда рассказывал о строительстве посёлка Палатка. А. Козлов, будучи старшим научным сотрудником областного краеведческого музея, в 1992 году по просьбе редакции газеты «Заря Севера» занимался изысканиями в архивах, фиксируя все цитаты, касающиеся истории поселка Палатка. Он, в частности, разыскал отчет за 1933 год, где сказано следующее.

«В отчетном году были использованы следующие механизмы: экскаватор фирмы «Рансон-Рапир» — на отсыпке подходов к мосту через речку Палатка и регуляционных работах русла той же речки».

Цитата сама по себе примечательна тем, что опровергает утверждение, дескать, Колымскую трассу строили сплошь «лопатами и тачками». Но ещё более удивительными красками она заиграет, если начать выяснять, что это был за экскаватор такой.

Прежде всего, в советском документе искажено название фирмы-производителя. Правильно британская компания называется «Рансомз энд Рапир лимитед» (Ransomes& RapierLtd.»).

Фирма была крупным британским производителем железнодорожного оборудования и различных кранов с 1869 года. В Интернете информации о ней совсем мало, даже англоязычная Википедия содержит лишь короткую справку. Известно, что фирма участвовала в строительстве первой железной дороги в Китае в 1875 году. В годы Первой мировой войны «Рансомз» производила разнообразный ассортимент военного снаряжения – от снарядов до танковых башен. Занималась и военной авиацией, изготовив 350 истребителей.

Первые экскаваторы фирма сделала по заказу австралийцев еще в 1914 году. С 1927 года – открыла серийное производство экскаваторов на паровой тяге, которые назывались «Рансомз Рапир тип 7». Вот этот экскаватор и был первой лопатой на речке Палатка! («Паровая лопата» — вполне корректное в те годы в технической литературе обозначение парового экскаватора). По известной номенклатуре изделий (я потратил массу времени на перебор по определённым критериям, но читателю это не интересно) никакая другая модель не подходит.

Как уже сказано, в открытом доступе про эту машину практически ничего нет. Совершенно случайно мне удалось списаться с одним энтузиастом-коллекционером из США — из русских эмигрантов, который переслал мне копию рекламного буклета 1927 года об этом замечательном образце техники.

Чертежи экскаватора типа 7 были разработаны в сотрудничестве с американской фирмой «Марион», поэтому иногда машину именуют «Рансом Рапир Марион». Подавляющее большинство выпущенных агрегатов имели объем ковша один или полтора кубических ярда (ярд — чуть менее метра). Никакой гидравлики, конечно, ещё не было, усилие двигателя передавалось на ковш с помощью цепи. В общем, это было дымящее, лязгающее и грохочущее чудовище. Но самое главное — экскаватор имел гусеничный движитель. Это чрезвычайно важно — для России тех лет экскаватор на гусеницах являлся огромным хай-теком.

До революции в России собрали несколько экскаваторов на железнодорожных платформах — на заводе «Путиловец». Это были копии американской машины «Бьюсайрус». Вот тут мы подходим к самому интересному.

Когда СССР провозгласил курс на индустриализацию, наше правительство, естественно, обратилось к той фирме, у которой уже были связи с Россией. И подпавляющее большинство экскаваторов, принявших участие в стройках первых пятилеток были «Бьюсайрусами». (Потом наладили собственное производство гусеничных машин в Воткинске).

А вот связи «Рансомз Рапир» с СССР были не очень значительны. Я перерыл небольшую гору специальной литературы и упоминание контактов британских машиностроителей с СССР исчерпывались лишь единичными источниками. Так, например, в книге Дж. де В. Лодера «Большевизм в перспективе», изданной в 1931 году, есть указание, что «Рансомз Рапир» поставлял в СССР считанные единицы тяжелой техники.

Таким образом, надо сказать, что в строительстве первого моста (отсыпке подходов к нему) через реку Палатка принимал участие не просто иностранный экскаватор, а уникальный экскаватор для СССР!

Каким образом он достался первым колымским дорожникам — Бог знает. Думаю, тут нет особой загадки, а есть случайное сплетение бюрократических потоков, ответственных за снабжение.

Добавлю, что все последующие годы руслорегуляционные работы на речке Палатке приходилось вести постоянно — очень у нее своеобразный нрав.

RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...