Павел Засухин. СЕМЬЯ БУШУЕВЫХ

(Опубликовано в сборнике «Хасынский меридиан», изданном редакцией газеты «Заря Севера» в 2018 году).

Стало общим местом в кратких исторических справках о поселке Талая писать, что здешние источники горячих вод открыл купец Афанасий Бушуев в 1868 году. (Ссылку делают на архивы Ямской Благовещенской церкви, метрические книги которой, а также приходно-расходные документы и небольшая переписка с консисториями были переданы государству в 1924-м). Однако, более-менее подробных сведений о первооткрывателе тальской минеральной воды, насколько я знаю, не публиковалось.

Мне пришлось объединять разрозненные сведения, в том числе, прибегая к материалам соседних регионов — в частности, различных интернет-ресурсов Камчатского и Хабаровского краев. Картина вырисовалась весьма интересная.

Прежде всего, надо знать, что Бушуевы — старый купеческий род, ведший торговлю на побережье Охотского моря аж с конца 18 века. Происходили они из Кяхты — городка в Забайкалье, откуда еще до Петра Великого был открыт торговый путь на Китай. Род был о-о-чень обширный, и его представители постепенно перебирались на Север. Одна ветвь обосновалась в Охотске, другая — в Петропавловске-Камчатском и других населенных пунктах полуострова. Честно говоря, я несколько запутался в обилии братьев, сестер, племянников и прочих, и до конца не уверен, что правильно вывел линию родства тальского первооткрывателя. Но, где-то процентов на 90, все же, за достоверность информации готов поручиться.

Охотские Бушуевы причислялись ко второй гильдии, то есть, по своему материальному положению были не особо богаты. (Обладали капиталом от 20 до 50 тысяч рублей золотом). Но, судя по сохранившимся отрывочным записям, они имели несоразмеримое с материальными накоплениями большое общественное влияние, в том числе, и на той территории, которая потом станет Магаданской областью.

Так, например, дед первооткрывателя тальских источников Алексей Федорович Бушуев был старостой охотского православного прихода в середине 1860-х. На минуточку — Охотск — самый древний православный город на всем Дальнем Востоке, центр одноименного округа Приморской области Восточно-Сибирского генерал-губернаторства. Должность церковного старосты была весьма авторитетной в этих краях, абы кто ее занять не мог.

Возможно, авторитет его сформировался, в том числе, на таком случае. А. Ф. Бушуев однажды реально спас Охотск от «планового расселения». Да-да, и в Императорской России населенные пункты на Севере иногда «планово закрывались», это отнюдь не изобретение советских или нынешних времен. Российско-Американская компания, своего рода «градообразующее предприятие» для Охотска, в 1829 году хотела его покинуть, перенеся свою деятельность, вместе со всеми складами в находившееся неподалеку село Булгин. Причина — Охотск подвергался периодическим наводнениям. Против выступили управляющий Охотской факторией этой компании А. И. Ленже и купец Бушуев. В своей докладной записке к руководству управляющий привел данные с цифрами, что Булгин топит ещё чаще, и шило на мыло менять не стоит. А купец подтвердил этот факт, сославшись на то, что в окрестностях упомянутого села у него заимка.

К слову сказать, друг семьи Бушуевых Анастасий Изотович Ленже — невероятная личность, возможно, благодаря которой начались поиски золота на Колыме. В 1856-м году он на реке Улья (нынешний север Хабаровского края), в 15-ти верстах от ее устья, промыл сто пудов песка и намыл более шести золотников самородного золота. Дальнейшая его старательская деятельность также была удачной.

Он, говоря на современном жаргоне, здорово «приподнялся» на этом золоте — как вспоминал лично знавший его жандармский офицер Э. И. Стогов, Ленже «проживал до 40 тысяч в год». Некоторые современные исследователи полагают, что именно его богатство привлекло внимание к охотоморскому побережью. Сначала — внимание безымянных авантюристов, отправлявшихся все дальше вглубь на Северо-Восток, а потом — министерства финансов Империи, снарядившего экспедицию К. И. Богдановича, в 1897 году подтвердившую наличие золота близ Гижиги (современный Северо-Эвенский район Магаданской области). Впрочем, богатый, хорошо образованный (дипломированный агроном) с французской фамилией Ленже судьбу имел вполне русскую — водку пил запоями, от чего и умер буквально под забором.

Сын Алексея Федоровича, отец Афанасия — Федор Алексеевич Бушуев, также был купцом второй гильдии. Он упоминается, например, в одной из работ замечательного современного учёного Л. Н. Хаховской, как «надежный человек», через которого Охотское окружное казначейство переправляло жалование в Тауйск — священнослужителям.

Из этого следует, что уже папа «нашего Бушуева» регулярно бывал на территории современной Магаданской области еще во времена Крымской войны.

В той же работе Л. Н. Хаховской сказано, что и старший сын Федора Алексеевича — Федор Федорович, также часто ездил из Охотска в Тауйск, и через него также передавали деньги.

А вот сам Афанасий впервые упоминается в доступных мне документах только под 1863 годом. Но повод — вполне примечательный. В «Иркутских епархиальных ведомостях» рассказывается о землетрясении, случившемся в Иркутске в 1862 году. В результате этого стихийного бедствия была разрушена церковь, на восстановление которой объявили сбор пожертвований. В числе жертвователей был и Афанасий Федорович Бушуев «охотский купеческий сын», внесший три рубля (сумма не слишком большая, но и не маленькая, на тот момент равнялась годовому налогу — «подушному окладу» — с крестьянина).

Тут надо заметить, что «купеческий сын» — это не просто констатация происхождения. Это, своего рода, определение сословной принадлежности. Дело в том, что звание купца в России не наследовалось (в отличие, скажем, от дворянина). Купеческий сын мог стать полноправным купцом только если оплатил бы гильдейское свидетельство. В противном случае он становился разночинцем. То есть, на тот момент, когда его дед уже удалился от торговли и стал церковным старостой, а отец и старший брат вовсю прокручивали какие-то дела между Охотском и другими населенными пунктами на побережье, Афанасий пребывал в состоянии ученичества.

В литературе неоднократно отмечалось, что главной особенностью купеческих семей являлась патриархальность внутрисемейных отношений. Так, например, по отзывам одного из современников, Ивана Калашникова, «иркутские семейства были крепки взаимною любовию и уважением своих членов. Семейные распри, в особенности между братьями и сестрами, было явление самое несбыточное. Отцы семейства пользовались глубокой покорностию. Молодое поколение смотрело на старших как на опытных путеводителей и руководствовалось их советами». Нет оснований полагать, что в семье Бушуевых было как-то иначе. Наоборот, все материалы говорят — Бушуевы были «классической» сибирской купеческой семьей, мужчины которой были суровы, набожны, и ничего не боялись — ни начальства, ни северного климата, ни расстояний.

(Тут может возникнуть вопрос у современного читателя: почему я тут не по делу упоминаю далекий от наших мест Иркутск? Да просто потому, что на момент описываемых событий он являлся столицей Восточно-Сибирского генерал-губернаторства, в которое входили земли и нашего современного Хасынского городского округа. Соответственно, жители побережья Охотского моря тогда даже на подсознательном уровне считали столицей Иркутск, как сейчас мы — Магадан).

К сожалению, чем именно торговала семья Бушуевых в середине 19-го века, мне достоверно установить не удалось. Золотом они не занимались, это точно, иначе их упоминали бы «в связке» с другом семьи Ленже.

Догадываюсь, что Бушуевы вели розничную торговлю всем, что пользовалось спросом у русских поселенцев и аборигенных народов.

Вывод этот следует из двух соображений. Первое: их гильдия (вторая) сама по себе подразумевает розничную торговлю. Второе: наследники рода владели магазинами и складами в различных точках Северо-Востока вплоть до конца Гражданской войны.

Последняя из известных наследниц, Агриппина Бушуева, владела торговыми предприятиями в Охотске и Якутске, якутская часть ее магазинов была национализирована решением «красного» ревкома в 1920 году. В связи с чем ее семья поддержала поход против «красных» белогвардейского Северного экспедиционного отряда В. Бочкарева (Озерова), который сложил свою буйную голову в Гижиге в 1923 году.

Розничная торговля на столь большой территории предполагает постоянные разъезды хозяев: необходимо следить за приказчиками и управляющими на местах, изучать спрос, открывать новые пути для торговли. Видимо, Афанасий Бушуев немало поездил по Северо-Востоку, в том числе, по Колыме, ещё будучи «купеческим сыном» — по заданиям отца.

Но в 1868 году, под которым числится его открытие тальских минеральных источников, он уже был полноправным купцом, то есть, приобрел необходимое гильдейское свидетельство.

Как человек предприимчивый, он, конечно же, постарался извлечь выгоду из своего открытия и, по общепринятой версии, продавал тальскую воду в замороженном виде.

А у самого источника он установил крест, якобы, достоявший до 1941 года.

Вот такая замечательная семья есть «на полях» страниц истории Хасынского района.

RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...