Екатерина Игнатенко. СТРЕЛОК ЖЕНЯ

(Опубликовано в № 24 газеты «Заря Севера», 2015 год).

Не в первый раз я встречаюсь для интервью с людьми старшего поколения, которые прошли тяжелые годы войны, послевоенное восстановление страны, оптимистичные 60-е и лихие 90-е. Казалось бы, жизнь у них была нелегкая, и поводов для недовольства и уныния — хоть отбавляй. Но, нет — люди той эпохи не утратили оптимизма и человеколюбия, до сих пор осталась в них капля авантюризма и позитивный настрой.

Моя сегодняшняя собеседница Евгения Михайловна Данько оказалась настолько интересным человеком, что разговорившись с ней, я потеряла счет времени. Почти четыре часа нашего общения пролетели незаметно, и только служебные обязанности вынудили меня прервать разговор, каждая минута которого была интересна и поучительна.

Жизнь человека невозможно представить без фотографий, и в самом начале встречи я листала старый фотоальбом с синей бархатной обложкой, где живут воспоминания молодости и юности. Черно-белые фотографии как нельзя более точно могут передать давно прошедшее время. Фотокарточки запечатлели «самые-самые» моменты жизни.

Вот строго смотрит на меня молодая красивая девушка в военной форме, внизу надпись «Стрелок — Данько Е. М.». На следующей – группа первоклассников в школьной парадной форме – это Евгения Михайловна провожает дочь в первый класс.

Каждая страница альбома – маленькое воспоминание, частичка жизни…

Родилась Евгения Михайловна в довоенные годы, в небольшом городке в тридцати километрах от Москвы. Семья была большая, вместе с ней росли старшая сестра и двое младших братьев.

Рассказала мне Евгения Михайловна о трудных военных годах: мама, как и многие в это страшное время, меняла вещи на еду, чтобы прокормить детей. Хлеб выдавали по продуктовым карточкам – строго по нормативу, ни больше, ни меньше, и старшая сестра всегда отдавала свою часть пайка младшим.

С такой горечью рассказывает про эти трудные моменты жизни, Евгения Михайловна, что невольно понимаешь: детства, можно сказать, у неё и не было. Когда началась война, маленькой Жене едва исполнилось 6 лет. Помнит она, что как только в небо начинали светить прожекторы — начинался авианалет — вся семья бежала по огородам в землянку, где и сидела до окончания тревоги.

Несмотря на то, что была она совсем ребенком, весь их класс водили в госпиталь, где они по мере своих детских сил помогали раненым и больным – кому одеяло подоткнуть, кому воды принести, а с кем – просто поговорить, отвлечь от боли и плохих мыслей…

— Когда мы узнали об окончании войны, а это объявили по репродукторам, большей радости в глазах людей я и не помню! — рассказывает Евгения Михайловна. – Толпа людей выбежала на улицу и, затаив дыхание, слушала эту новость. А потом все начали обниматься и поздравлять друг друга, ведь это был настоящий праздник, начало новой жизни!

После окончания семи классов, Евгения стала студенткой фармацевтического техникума, днем работала в аптеке, а по вечерам училась. Узнав, что набирают комсомольцев и несоюзную молодежь на работу в Магаданскую область, она тоже решила поехать. Кроме того, начальник отдела кадров военизированного отряда №5, который вербовал молодежь, обещал, что при желании она сможет продолжить на Севере учебу. В Куйбышевском райкоме комсомола Евгения получила путевку на Колыму, еще не зная, что эта «комсомольская путевка» навсегда изменит всю её жизнь.

— Мы почти месяц на поезде добирались до Находки, — рассказывает Евгения Михайловна. — На каждой станции выскакивали, чтобы отправить письма родным, так скучали по дому.

После недельного ожидания в порту Находки, их погрузили на грузопассажирский пароход «Балхаш», где разместили в трюме на трехъярусных нарах. До Магадана они плыли пять суток, и в те дни, когда палубу не захлестывали волны, устраивали на ней танцы.

Магадан поразил Евгению Михайловну своей простотой и аскетизмом — дощатые настилы, деревянные домики, ржавые железные краны в морпорту. Но это был всего-навсего пригород, город в тот раз она так и не увидела – их сразу же посадили в автобусы и повезли в Усть-Омчуг.

Женя и еще 20 девушек, среди которых было немало её подруг, знали, что конечный их пункт назначения – Тенька, где нужно будет охранять заключенных и добываемое на приисках золото.

Насчет продолжения учебы пришлось забыть, девушки надели военную форму и стали изучать премудрости новой работы. Их учили матчасти карабина и револьвера, регулярно проходили уроки стрельбы с колена и лежа, девушки овладели навыками охраны ЗПК (золотоприемной кассы) и складов взрывчатых веществ. После обучения они получили оружие, с которым обязательно выходили на охрану объектов.

Гражданской одежды почти ни у кого не было, им выдавали всё казенное, начиная от нижнего белья, и кончая сапогами или валенками. Поэтому в свободное от работы время девушки подшивали белые подворотнички на гимнастерки, чтобы выглядеть понаряднее, и через лес бегали в клуб, где играл оркестр и были танцы.

Своего будущего мужа Евгения Михайловна встретила тут же – на Колыме. Николай Данько проходил службу в охране лагеря «Комендантский». (На тот момент времени «политических» уже выпустили по амнистиям или пересмотру дел, за колючкой оставались преступники с уголовными статьями).

Увидев красивую молодую девушку, Николай не стушевался и пригласил её на вечер танцев, что регулярно проходил в их части.

Казалось бы, ну что тут такого, сколько таких встреч происходит? Но так сложилось – Николай стал верным спутником жизни, не прошло и полгода, а в 1957 году молодые сыграли свадьбу. К тому времени Николай уже демобилизовался, а на деньги которые ему выплатили, купил любимой Женечке шубу.

— Наверное, рысья, была, — вспоминает Евгения Михайловна. — Такая рыжая, с темными пятнышками, пушистая и теплая…

Вместе молодые уехали на Нелькобу, куда распределили Николая. Там они купили небольшой домик, хоть маленький, но именно там семья Данько была по-настоящему счастлива.

— Когда ты молодой и влюбленный, тебе ведь многого не надо, — пояснила мне собеседница. – Ну и что, что всего две ложки и две вилки, зато мы вместе… В магазинах на прилавках ничего не было, кроме сухих овощей. Отоваривались там под будущую получку, деньги получим – расплатимся, а потом опять в долг берем.

В поселке Ветреный, где они позже работали, у супругов родилась дочь – Ольга, через год – сын Сергей.

Скучать было некогда, Евгения всегда была активисткой, ездила с агитбригадой по поселкам Колымы, участвовала в смотрах художественной самодеятельности. Летом, как всегда в те года, ездили на сенокос, на уборку картофеля.

Супруги отработали в отряде несколько лет и в 1962-м году твердо решили уезжать с Колымы. Взяли отпуск с последующим увольнением, отправили на «материк» все вещи. Уехали на родину мужа, на Украину, но…

— Колыма не отпустила, — шутит сама Евгения Михайловна.

Что-то незримое навсегда соединило москвичку с Колымским краем. Немного погостив у родных, Евгения и Николай вернулись назад.

После возвращения семья Данько жила сначала в поселке Ветреный, на самом берегу реки Колымы, потом Николаю Кирилловичу предложили стать начальником пожарной охраны в Усть-Омчуге, и семья перебралась туда.

С этим поселком у Евгении Михайловны связано много хорошего и немного грустного. Евгения Михайловна работала секретарем народных заседателей в районном суде, всегда активно участвовала в общественной жизни: была и в женсовете, и дружинником.

Но время шло, выросли и выпорхнули из родного гнезда дети: дочь после окончания школы уехала учиться в Анадырь, потом вышла замуж и перебралась на Сахалин. Сын также выучился, создал семью и стал жить отдельно. Даже после выхода на пенсию Евгения Михайловна и Николай продолжали работать диспетчерами, время было тяжелое, нужно было помогать и детям и внукам.

После смерти любимого мужа, которую она очень сильно переживала, в 1999 году Евгения Михайловна переехала в поселок Палатка, где в то время работал её сын.

Здесь, в центре Хасынского района Евгения Михайловна снова почувствовала, что, несмотря на потерю любимого человека, жизнь продолжается.

Очень тепло она вспоминает Виолетту Моисеевну Бройгерман, которая пригласила её в клуб «Ветеран».

— Люди здесь оказались такими открытыми, добрыми и чуткими, что я сразу же почувствовала себя как дома, — рассказывает Евгения Михайловна. — Много лет я пела в хоре «Калинка», сейчас хожу в клуб «Лото», чтобы пообщаться со знакомыми, провести время вне дома.

На днях у Евгении Михайловны был юбилей, ей исполнилось 85 лет.

На юбилей к маме приехала и дочь Ольга, которая вот уже много лет живет в Южно-Сахалинске. Но приезжает она не только на праздники, как только удается – сразу берет билет на Колыму. Ольга очень похожа на маму. И это угадывается не только внешне, она такая же активная и жизнерадостная, ни минутки не посидит спокойно, всё в её руках спорится: то затеет ремонт в маминой квартире, чтобы было уютно и красиво, то испечет торт.

В гости на юбилей пришли родные и близкие Евгении Михайловны, за праздничным столом собралась многочисленная семья: дочь и сын, старший внук с женой Леной. Любимая правнучка, которой уже 14 лет, первая позвонила чтобы поздравить прабабушку, а уж потом весь день ей звонили друзья и близкие, кто не смог прийти, но, конечно же, помнит про юбилей.

С днем рождения поздравила её и администрация района. Благодарственное письмо за многолетний доблестный труд от имени главы района И. Тейхриба вручила специалист отдела культуры В. Коткова. С самыми лучшими пожеланиями пришла поздравить подругу и председатель совета ветеранов Л. Хромых, добрые слова и небольшой подарок в знак уважения подарила и председатель фонда «Мама» С. Федорова. В клубе «Лото» Евгению Михайловну поздравили её подруги, устроив чаепитие.

И сейчас, спустя много лет, Евгения Михайловна, несмотря на почтенный возраст и проблемы со здоровьем, остается оптимисткой, заряжает энергией окружающих. 

RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...